Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

concept

Ящик пандоры.

Мои дети открывают во мне ящик пандоры, какой-то темный чулан, о существовании которого я почти забыла. Сегодня мне приснился сон. Хочу записать, пока ясно помню. Мне снится, что мы гуляем с братом во дворе в Автово, ему около 7, мне 10. Осень, грязь и огромные лужи. Брат всячески дурачится, паясничает и в конце концов падает плашмя в эту жидкую серую грязь под ногами. Я подбегаю к нему, и пытаюсь его шлепнуть рукой. В голове ужас от того, что я с ним не справляюсь, я чувствую свою слабость и беспомощность в роли мамы. И вот, я бью его, без всякой злости, своей маленькой слабой рукой, в надежде исправить. Как будто нажав на какую-то точку я смогу сделать его нормальным... Но я не могу... Ничего не меняется... Меня захлестывает бессилие и страх.

Тут много чего можно сказать. Мне кажется, я начинаю понимать, почему иногда Темыч меня так бесит, откуда растет ярость и паника во мне...
Розовый

Настроение

Свет маяка –
словно вздох ребенка, который 
почти что Бог — до нас едва долетает,

...Какие просторы!..

И мнится мне,
что зажжен маяк не для морей зловещих, 
а для вечности вещей.

                                                          Х.Р. Хименес
Розовый

наброски

Солнце, жара, зелень, глубокая тень огромных ив, запахи цветов, страшные грозы.

Это внешнее, что встает перед глазами, когда думаю о деревне.

А что было внутри? Ощущение тайны.

Недалеко от нас жила одна старушка, дети про нее говорили «ведьма». Видели мы ее сидящей на скамеечке возле дома, одета во все черное, с клюкой, сгорбленная. Мимо ее дома прокрадывались или пробегали бегом. Как-то возвращались с поля, нарвав цветов ромашки, она подозвала нас, говорит: «девочки, да это же «вороний глаз», а не ромашка, выбросьте его». Вот и все мои воспоминания о ней, звали ее Калиниха.

Много лет спустя, спросила бабушку об этой старушке, и вот что узнала:

Оказывается, она была староверкой, и в праздничные дни к ней съезжался народ со всех деревень, подводы до нашего дома стояли. Добрая была, никому зла не делала и не желала, по деревне о ней только хорошее говорили. Дожила она по-моему лет до 94 или даже больше. Вот такая вот «ведьма» оказалась…